Home 20 Статьи по психологии 20 Старческий терроризм

Старческий терроризм

Старческий терроризм. Консультация психолога.

Старость – это не только мудрость и любовь к внукам. Старость – это не только болезни и бедность. Старость — это не только брошенность эгоистичными детьми и не менее эгоистичными чиновниками. Иногда старость – это ещё и пьянящее чувство безнаказанности и немотивированная агрессия стариков в адрес тех, кто моложе их.

Старость многолика. Проблемы старости многогранны. С одной стороны, это проблема стариков, брошенных детьми и государством, умирающих в одиночестве, бедности и страданиях. С другой стороны, иногда это проблема молодых, над которым издевается еще вполне крепкий старик — властный психопат и распущенный социопат. Об этой другой стороне открыто говорить в обществе не очень принято.

Никакая благодарность за прошлые заслуги, никакое уважение к старикам не могут служить негласным разрешением на издевательства стариков над молодыми. Старость несомненно должна сопровождаться благодарностью и заботой со стороны молодых, уважением и привилегиями, но всё это не означает моральной вседозволенности.

Старческий терроризм – проявление агрессивных психопатических и социопатических тенденций в адрес близких (реже посторонних) людей в психике и поведении человека в старческом возрасте. Этот термин мы были вынуждены ввести в нашей практике консультирования.

Цитаты:
«Моя мать оклеветала меня и подала на меня в суд, обвинив в воровстве и попытке отравить её».
«Мой отец зимой в сильный мороз не пустил моего ребёнка, пришедшего из школы, домой, пока я была на работе. Ребёнок потом долго болел».
«Моя мать тайком пыталась выписать меня из московской квартиры после того, как я вышла замуж. Сказала мне, что я и так слишком хорошо устроилась в жизни».
«Мой отец ревнует меня к моему мужу. Он говорит мне и моему мужу, что я проститутка, чтобы мы, либо развелись, либо исчезли из его жизни – по-любому, лишь бы никогда не видеть нашего счастья».
«Моя мать подсыпала мне в еду битого стекла. Я поняла, когда у меня на зубах заскрипело. Она не отрицала. Потом говорила, что она не права. А потом подсыпала снова».
«Мой отец ударил ножом моего мужа после того, как муж заработал денег, и мы на кухне обсуждали, как мы с ним поедем отдыхать на юг».

Мы специально собрали здесь цитаты только тех людей, слова которых мы могли проверить. На самом деле, подобных рассказов очень много. Часть из них является правдой.

Это не отсталые страны. Это не социальные низы. Это обычные семьи из Москвы и Подмосковья. В этих семьях официально нет ни хронических алкоголиков, ни психически больных, ни сидевших в тюрьмах. Все эти семьи считаются государством и обществом благополучными.

Истоки старческого терроризма

Любой человек обладает каким-то уровнем агрессивности, это биологическая необходимость для выживания конкретной особи и вида в целом. В случае опасности для жизни, у некоторых людей уровень агрессивности возрастает, самоконтроль и торможение агрессии ослабевают, и проявляется агрессивное поведение. Оно называется защитной агрессией. Если бы человеку абсолютно не была свойственна защитная агрессия, его жизнь во многих ситуациях, как минимум, ухудшилась бы. Защитная агрессия – это механизм выживания и адаптации в случае опасности.

Приближающаяся смерть – несомненно опасность. Постоянная приближающаяся опасность в виде смерти от старости может значительно повышать уровень агрессивности у стариков. У некоторых это происходит, у некоторых нет.

Старость – это стрессовая ситуация для тех, кто оказался к ней психологически не готов. Длительно продолжающийся сильный стресс иногда становится дистрессом – стрессом, с которым человек не смог справиться. При стрессе и, тем более, при дистрессе у людей может возникнуть сильный аффект, иногда неуправляемый. У некоторых это происходит, у некоторых нет.

Аффект и повышенный уровень агрессивности дополняют друг друга. Появляется готовность к защитной агрессии. Но это еще не агрессивное поведение. Это только готовность. Остановить человека от агрессивного поведения может самоконтроль. Однако самоконтроль в старости тоже ослабевает.

Цитаты:
«Я старшая женщина в доме. Как я скажу, так и будет».
«Я старый человек, и мне теперь можно всё».
«Я прогибалась, пока была молодая, а теперь пусть под меня прогибаются».
«Я старик и буду защищать себя любыми доступными мне способами, и мне за это ничего не будет».
«А чего мне бояться? Меня по возрасту не посадят!»

Пьянящее чувство кажущейся вседозволенности и безнаказанности. Статус старика. Ощущение, что теперь можно многое. Почти всё. Появляется субъективное представление, что самоконтроль теперь необязателен.

Ещё от агрессивного поведения может остановить здравый смысл и понимание, что самые близкие люди не являются ни врагами, ни источником опасности. Но, увы. Во-первых, по причине прогрессирующей старости у многих снижается уровень интеллекта и просто здравый смысл. Зато возрастают паранойяльность и подозрительность. Самые близкие люди могут восприниматься враждебно. Во-вторых, во время сильного аффекта и дистресса здравый смысл снижается даже у молодых, здоровых, адекватных. У слабеющих стариков с готовностью к защитной агрессии — тем более.

Старческий терроризм – проявление агрессивных психопатических и социопатических тенденций в адрес близких (реже посторонних) людей в психике и поведении человека в старческом возрасте. Этот термин мы были вынуждены ввести в нашей практике консультирования.

Причины старческого терроризма: повышенный уровень агрессивности, длительный дистресс и субъективное ощущение опасности, сильный аффект, субъективное представление о необязательности самоконтроля, возрастное снижение интеллекта и здравого смысла.

В генеральной совокупности вполне адекватных и милых людей старческого возраста существует выборка людей с проявлениями старческого терроризма в адрес молодых.

Как известно, жертве с террористами договориться трудно, почти невозможно. У жертвы с террористом разные цели. Жертва хочет долго жить, желательно здоровой и благополучной. Террорист готов умереть. Он знает, что он умрет скоро.

Террорист хочет доминировать – он хочет утвердить свой исключительный статус, продемонстрировать превосходство себя и своей идеи, а также наказать виновных, неподчинившихся, ослушавшихся.

Со «стариком-террористом» жертве договориться почти так же трудно, как и с реальным террористом. Если вы попытаетесь выслужиться перед «стариком-террористом», то с высокой степенью вероятности вы получите у себя подобие стокгольмского синдрома, только в бытовой семейной ситуации, а также астению, невроз, фрустрацию, психологическую зависимость и твёрдое убеждение, что конкретно у вас ситуация безвыходная. Тяжелые последствия длительной травмирующей ситуации домашнего психологического насилия в форме старческого терроризма со стороны близкого родственника могут быть настолько разнообразны, что перечислять их нет смысла. Это тема отдельного разговора.

В реальной жизни у жертвы старческого терроризма значительно больше выходов, чем у жертвы обычного терроризма. Ситуация легче. Насилие «старика-террориста», как правило, больше психологическое, чем физическое. Хотя бывают печальные исключения.

Как правило, «старик-террорист» намного большего в жизни боится, чем реальный террорист. В абсолютном большинстве случаев «старик-террорист» не вооружен (или намного хуже вооружен) и меньше контролирует перемещения жертвы старческого терроризма. В конце концов, «старик-террорист» часто глупее, хотя бы по причине старческих изменений мозга.

Но в большинстве случаев жертва старческого терроризма связана со «стариком-террористом» отношениями любви, привязанности, воспоминаниями о светлых моментах прошлого, чувством долга, совместными социальными интересами (например, жильем), родственными связями. Психологически это трудная ситуация. Обычный террорист является врагом, но нормальный человек не может назвать врагом свою мать, даже после того, как она подсыпала битого стекла в еду, и своего отца, даже после того, как он ударил твоего мужа ножом. Социальное табу. Это мать и отец. Они подарили тебе жизнь, воспитали, любили…

Большинство людей переживает столкновение со старческим терроризмом, как психологическую травму и социально безвыходную ситуацию. Поделиться этим и спросить профессионального доброжелательного совета, по большому счету, не у кого. Близкие связаны сложным клубком взаимных интересов, чужие не поймут и, возможно, осудят.

Но из трудной и морально неоднозначной ситуации старческого терроризма почти всегда есть разумный выход, вопреки субъективным представлениям измученной жертвы. Иногда этот выход нам удается найти на нашей консультации.

Если вы столкнулись с проблемой старческого терроризма, обращайтесь в нашу частную консультацию «Успешные мозги»! Для вас ваша ситуация исключительна, но для консультанта, анализирующего многие случаи, эта ситуация типична. Мы знаем решения, которые вам неочевидны. Возможно, вместе мы сможем найти выход из ситуации, с которой вам трудно справиться без внешней поддержки.

© Авторы Игорь и Лариса Ширяевы. Авторы консультируют по вопросам личной жизни и социальной адаптации (успеха в обществе). Об особенностях аналитической консультации Игоря и Ларисы Ширяевых «Успешные мозги» можно прочитать на странице КОНСУЛЬТАЦИЯ.

Аналитическая консультация Игоря и Ларисы Ширяевых. Задать вопросы и записаться на консультацию можно по телефону: +7 495 998 63 16 или +7 985 998 63 16. E-mail: consult@uspeshnie-mozgi.ru Будем рады помочь Вам!