Home 20 Статьи по психологии 20 Консультация психолога. Психолог как спасатель.

Консультация психолога. Психолог как спасатель.

Консультация психолога похожа на работу спасателя. Если бы не было форс-мажорных ситуаций и человеческих ошибок, консультация психолога во многих случаях была бы не нужна. Но непредвиденные обстоятельства и ошибки принятия решения будут существовать всегда. И всегда последствия этого кому-то нужно разгребать. Психолог и спасатель – возможно, эти профессии были бы не нужны или мало востребованы, если бы всё было предсказуемо и безошибочно. Психолог и спасатель – эти профессии под разными названиями существовали вечно и будут существовать всегда. А теперь о работе профессионального психолога, который нужен, когда кто-то ошибается…

Если говорить о каждодневной работе профессионального психолога, то (за исключением экзотических случаев) есть типовые ситуации, когда людям нужен психолог. И почти всегда эти ситуации связаны с тем, что кто-то другой (не клиент психолога, а сторонний человек) был невнимателен, недоброжелателен, ленив, некомпетентен, плохо выполнял свою работу и т.п. И вот теперь психолог на консультации вынужден искать причины негативных последствий, причины неблагополучия клиента. А причина всегда одна – чья-то плохая работа. Поясним на примерах.

Первый типичный случай на консультации психолога – клиническое своеобразие клиента.

На консультацию психолога приходит огромное количество потенциальных клиентов психиатра. Не потому, что «все люди сумасшедшие». К счастью, сумасшедших в обществе меньшинство. А потому, что современный мегаполис порождает огромное количество нервно-психических перегрузок и неблагоприятных воздействий на психику любого даже здорового человека. Не говоря уже о больных и ослабленных. Возникают следствия этих перегрузок – неврозы, психозы и т.п.

Всё это не является «большой психиатрией», а просто временные состояния психики. Часто это не болезнь, а пограничные состояния – «милые» странности и чудаковатость. Но медикаментозная помощь в этих случаях могла бы быть не лишней. И что? Большинство людей в этой ситуации отправляется на консультацию психолога, который (не будучи врачом) юридически не имеет права назначать медикаментозное лечение, даже если психолог компетентен в клинической психологии и психиатрии. Да и не должен психолог на консультации назначать медикаментозное лечение. На уровне здравого смысла этого делать на консультации психолога нельзя! Не говоря уже о юридических последствиях для психолога.

Почему так происходит? Консультация психолога в представлении обывателя мягче и безопасней, чем консультация психиатра. Долгое время в нашей стране был дефицит «психиатрии с человеческим лицом». Да и сейчас не всегда всё благополучно в этом смысле. На консультации психолога мы постоянно сталкиваемся с исторически обоснованным (!) предубеждением людей против психиатра. Да, мы как психологи вынужденно слегка разбираемся в клинической психологии и психиатрии. Да, мы стараемся привлечь к работе знакомого психиатра, за которого нам не будет стыдно перед клиентом. Но сама ситуация, когда на консультации психолога приходится либо агитировать за психиатра, либо долгими разговорами и словесными техниками долго и неэффективно делать то, что медикаментозно можно сделать хорошо и быстро – это противоречит здравому смыслу, интересам клиента и защищенности психолога. Это неправильно и нецивилизованно, в конце концов!

Но ведь первопричина предубежденности клиента психолога против психиатра — весомая и обоснованная. Действительно, долгое время у нас в стране существовал сегмент карательной психиатрии. Действительно, отношение к пациентам не всегда человеческое и доброжелательное. Действительно, есть риски, что поставят ошибочный диагноз и «повесят ярлык». Предубеждение людей против психиатра и тяга к психологу понятны. Психологическая помощь – это помощь с «человеческим лицом». На консультации психолога тебя внимательно выслушают, поймут и посочувствуют, проанализируют причины происходящего, будут помогать добрым мудрым словом. Много это или мало? Для неклинических случаев очень много. А для клинических – мало.

Но часто люди даже в клинических случаях закономерно выбирают психолога. Они закономерно выбирают менее эффективную психологическую помощь, но с надеждой, что к ним отнесутся мягко и доброжелательно, что будут учитывать их пожелания и не будут вешать ярлыки. Вот и получается, что мы как психологи вынуждены исправлять результаты невнимательности и недоброжелательности психиатров, которые так сформировали свои имидж, что людям в беде и в болезни не хочется к ним обращаться.

Да, мы на консультации психолога благодаря этому сталкиваемся с множеством интересных случаев. Да, мы как психологи становимся компетентнее. Мы не жалуемся, мы интересно живем и помогаем людям, как умеем. Но происходящее – в корне неправильно! Психолог вынужденно работает «спасателем» в клинических случаях потому, что многие психиатры до него работали плохо, и люди часто не хотят идти к психиатру. Психолог неуклюже и самоотверженно затыкает собой дыры в системе психиатрической помощи вместо того, чтобы делать то, что он хорошо умеет делать – на консультации психолога помочь нормальному, но запутавшемуся человеку найти выход из проблемной или стрессовой для него ситуации.

Второй типичный случай на консультации психолога – дефекты детского воспитания, проявляющиеся у взрослых людей, или, как мы любим шутить — «педагогическая запущенность у взрослых».

Фразу «все мы родом из детства» кто-то остроумно и жестко переиначил во фразу «все мы уроды с детства». Можно спорить насчет адекватности этого крайнего утверждения, но то, что большая часть будущих психологических проблем человека закладывается в его детстве, это очевидно. С этим мы постоянно сталкиваемся на консультации психолога.

В онтогенезе психики любого человека существуют, так называемые, сензитивные периоды – это периоды физиологически и психологически наиболее благоприятные и эффективные для развития какого-либо психологического свойства или вида поведения. Например, сензитивный период для развития речи продолжается у ребенка примерно с возраста одного года до трех лет. Если этот период пропустить, то сформировать речь будет намного трудней. Иногда почти невозможно. С этим, кстати, связаны известные трудности, возникающие при изучении иностранного языка взрослыми людьми.

Для каждого психологического свойства (комплекса свойств) и вида поведения существует свой сензитивный период. Например, формирование речи и формирование сексуальности происходят в разные сензитивные периоды.

В большинстве случаев наиболее эффективный способ научения у человека – это подражание окружающим. С этим, кстати, связана низкая эффективность воспитательных бесед взрослых с непослушными детьми, если поведение взрослых противоречит воспитательным беседам. Так вот в каждый сензитивный период ребенок, как видеокамера, «пишет» тот вид поведения, который преимущественно формируется именно в этот период. Например, в период с года до трех ребенок фиксирует преимущественно особенности речи окружающих людей, а особенности эмоционально-сексуального поведения фиксируются значительно слабее или даже вообще не запоминаются. А вот в пубертатный период, например, речь окружающих людей перенимается уже намного слабее, а вот особенности эмоционально-сексуального поведения окружающих впечатываются в память и формируются в виде сексуальных сценариев и моделей для подражания на всю жизнь.

Что из всего этого следует? На консультации психолога мы регулярно сталкиваемся с тем, что взрослый человек имеет психологические проблемы по причине того, что взрослые люди в детстве этого человека дали ему неверные, неудачные или архаичные модели для подражания. Клиент психолога в детстве не мог этого осознавать. Он и во взрослом возрасте часто это не очень четко осознает и понимает. Но на жизнь человека это действует.

На консультации психолога регулярно всплывает одна и та же ситуация: человек в детстве, как видеокамера, неосознанно зафиксировал модели поведения окружающих людей (даже если они ему не нравились), а теперь во взрослом возрасте, как запрограммированный, воспроизводит эти модели, причем часто в искаженном виде. Но ведь то, что пригодно для одного человека (первоисточника модели поведения – одного из родителей, например), может быть совершенно непригодно для другого человека – взрослого клиента психолога, о котором мы говорим. И время поменялось, и социальная среда поменялась. То что было адекватно тогда, может быть абсолютно неадекватно сейчас.

На консультации психолога мы регулярно сталкиваемся с несчастными людьми, которые словно запрограммированные роботы, воспроизводят чужие сценарии жизни и чужие модели поведения, которые их же делают несчастными. Эти клиенты психолога живут не своей жизнью, и от этого они несчастны, а изменить себя у них не получается. Результат запечатлевания в сензитивный период…

В этом, увы, типичном случае на консультации психолога мы вынужденно выступаем в роли суррогатных родителей (профессиональный термин у психологов), которые исправляют дефекты детского воспитания у взрослого клиента психолога. Ведь родители нашего клиента могли очень сильно и искренне любить своего ребенка, но любовь – это дар, а воспитание – это квалифицированный труд. Не все, владеющие даром любви, могут воспитать из своего ребенка будущего адаптивного, успешного и счастливого взрослого человека. Вот и получается, что на консультации психолога мы исправляем некомпетентность родителей и окружения клиента в его детстве. На консультации психолога мы работаем с последствиями того, что кто-то и когда-то был невнимателен, ленив и не читал книги по педагогике и психологии ребенка. При этом он мог очень любить (и это прекрасно!), но сейчас через много лет, ни клиенту психолога, ни психологу от этого ничуть не легче. И опять психолог неуклюже и самоотверженно затыкает собой дыры, теперь уже не в системе психиатрии, а в системе воспитания. На консультации психолога мы этим регулярно занимаемся. Цена этого – годы жизни и деньги взрослого клиента психолога. Цена, которую можно было бы не платить…

Третий типичный случай на консультации психолога – это неблагополучная социальная ситуация в обществе, вообще, и социальное неблагополучие данного конкретного клиента психолога, в частности.

Политика, власть в государстве, социальное устройство в обществе, — всё это существует не для того, чтобы конкретного, отдельно взятого человека, сделать психологически комфортным и счастливым. История человечества это многократно подтверждает, и доказывать это нет необходимости.

На консультации психолога мы регулярно сталкиваемся с тем, что в борьбе за власть, деньги, славу и успех — душевный комфорт и счастье человека – это разменная монета. (Собственно, мы уже писали об этом в нашем репортаже из Чечни – «Регион 95. Глава 4.») Это существует во всех обществах. На консультации психолога мы регулярно помогаем людям, которых несчастными сделала сама система социального устройства – нет денег, нет времени отдыхать, муж и жена встречаются только ночью во время сна, детьми занимаются улица и посторонние люди, нет возможности работать по любимой специальности, существует принижение по национальному или религиозному признаку. Список видов социального неблагополучия можно продолжать очень долго.

На консультации психолога мы старательно пытаемся исправить последствия того, что государство и общество навязывают человеку такой стиль жизни, который неизбежно приводит к психологическим проблемам в семьях, конфликтам между родителями и детьми, психологическому дискомфорту внутри себя, ощущению себя несчастным, неуспешным, одиноким, приниженным…

На консультации психолога и в процессе психотерапии мы делаем всё, что можем и умеем хорошо делать. Мы залечиваем душевные раны, которые с большой степенью вероятности скоро снова появятся. Не потому, что мы плохо работаем, не потому, что клиент что-то не так сделал, а потому что социальное устройство общества нацелено в лучшем случае на то, чтобы дать человеку ложные надежды, и под это дело использовать человека, и чтобы впоследствии заменить этого человека на другой надеющийся на чудо винтик в системе.

Психологическая помощь и консультация психолога в частном случае конкретного клиента не могут и не должны исправлять социальное устройство общества. По направленности своей работы психолог ближе к врачу, чем к политику. Психологическая помощь и консультация психолога – это искренняя профессиональная попытка помочь человеку вопреки давлению государства и социальному прессингу на обычного человека. Попытка эта бывает успешной, благодаря профессионализму психолога, но сама необходимость на консультации психолога заниматься последствиями неудовлетворительной работы государственных менеджеров осложняет деятельность профессионального психолога и резко снижает качество жизни клиента психолога.

Четвертый типичный случай на консультации психолога – форс-мажорная ситуация в обществе или в жизни данного конкретного клиента психолога.

Форс-мажоры существовали и будут существовать всегда. Природные катаклизмы, техногенные катастрофы, вооруженные конфликты и войны, финансовые и экономические кризисы, социальные волнения и революции, — что-нибудь обязательно случится на протяжении жизни каждого конкретного человека. И человеческий фактор в возникновении и развитии любых форс-мажорных ситуаций, как правило, доминирует. Кто-то не спрогнозировал, не заметил, не предупредил, не принял меры, поленился, был занят другим… Консультация психолога и помощь психолога очень часто превращаются в работу спасателя, спасателя человеческой души от непосильных нервных перегрузок и психологических стрессов, которых вполне можно было бы избежать, если бы кто-то и где-то хорошо выполнял свою работу. Психолог, вообще, по жизни спасатель. И это делает жизнь хорошего психолога осмысленной, а жизнь клиента психолога более благополучной и счастливой.

© Авторы психологи Игорь и Лариса Ширяевы.

Google