Home 20 Без рубрики 20 Байка 13. Непростительная ошибка

Байка 13. Непростительная ошибка

Предыдущая часть: «Байки бывшего психолога. Байка 12. Как мужчина-психолог может отбить чужого мужа…»

Примерно раз в месяц или в два мне звонит определенный типаж людей. За долгие годы работы психологом я научился определять этот типаж по голосу в телефонной трубке. Обычно они звонят ночью в выходные дни или в праздники. Взвинченный капризный голос сообщает мне, что вот прямо сейчас он покончит жизнь самоубийством, если я немедленно что-нибудь не сделаю. Далее следует подробное описание, что и как он собирается с собой сделать. Настолько подробное, яркое, животрепещущее и художественное, что за время, потраченное на описание, можно было бы успеть покончить с собой дважды или даже трижды. Обычно за это время я успеваю сварить себе кофе, а иногда даже выпить его с вкусной конфеткой.

Потом голос требует от меня немедленных действий. Большинство потенциальных самоубийц не требуют от меня немедленного приезда и физического спасения. В отличие от шизофреников, самоубийцы бывают более ответственны и гуманны по отношению к окружающим. Взвинченный капризный голос требует, чтобы я немедленно предложил ему способ избежать суицида (который он сам же придумал сделать), и чтобы он с этим способом согласился. К этому времени мне становится понятно, что человек уже передумал кончать с собой (если вообще собирался), но ему нужен совет, как поднять себе самооценку и сохранить своё достоинство в собственных глазах.

Придя в психологию тревожным старательным романтиком, я вышел из нее спокойным прагматиком. Если человек передумал кончать с собой, для меня это хорошо – меньше переживаний. Если человек хочет поднять себе самооценку с моей помощью, для меня это приятней, чем суицид.

На такие случаи у меня есть многократно проверенный рецепт. Он подходит только для одного типажа людей, и трудность заключается в том, чтобы по голосу в телефонной трубке гарантированно определить этот типаж, не перепутав его с другим.

Если звонит мужской капризный голос (употребляя определенные слова и выражения), то я предлагаю ему выбор: либо номер телефона одной моей небескорыстной знакомой нетяжелого поведения, либо немедленный приезд ко мне. Как правило, на практике первое прекрасно сочетается со вторым, временами меняется лишь очередность.

Если звонит женский истеричный голос с определенными интонациями и выражениями, я произношу пафосную речь. В процессе приготовления второй чашечки кофе, я рассказываю обладательнице голоса, что она женщина-скрипка, а скрипкой не заколачивают гвозди. Предназначение скрипки не испытывать давление грубой окружающей среды, а играть прекрасную мелодию под звездным небом. Восхищенные зрители и слушатели должны поклоняться женщине-скрипке и давать ей деньги – просто так, за то, что она есть на этой планете.

Мне трудно сказать, кого я люблю больше: мужчин-самоубийц или женщин-самоубийц. С мужчинами я управляюсь быстрее: он записывает номер телефона волшебницы и благодарный мне исчезает поднимать свою самооценку и выражать накопленный аффект с юной волшебницей. Потом обычно он приезжает ко мне. Все три стороны удовлетворены в своих амбициях. С женщинами получается дольше: иногда она спорит, что она не скрипка, а виолончель или арфа, но зато с женщинами я успеваю выпить вторую чашечку кофе со второй вкусной конфеткой. Так что, я примерно одинаково люблю: и мужчин, и женщин, звонящих мне в ночи.

В тот день я допустил непростительную ошибку. Своей ошибкой я считаю то, что я не купил хороший итальянский кофе. А плохой кофе я не пью. У меня есть суеверие, что плохой кофе может привести к попытке суицида. Большинство звонящих мне потенциальных самоубийц пьют некачественный молотый кофе, а то и вовсе растворимую бурду.

И вот взвинченный высокий голос звонит мне уже под утро и традиционно рассказывает в художественной форме о разных способах самоубийств, которые он может с собой сделать. Кофе у меня не было, и спросонок я принял мужской тонкий истеричный фальцет за женский голос. Привычно рассказав про женщину-скрипку и прекрасную мелодию, которую слушают восхищенные мужчины, складывающие цветы и деньги к ногам женщины-скрипки, я вдруг услышал в трубке типичное мужское ругательство про секс в задницу. Я понял, что разговариваю с мужчиной.

— Доктор! – восхищенно заорал в трубку возбуждённый фальцет. Когда меня называют доктором, я понимаю, что у меня получилось сделать что-то хорошее. – Доктор! Как вам это удалось?! Никто никогда не догадывался! Я сам осознал это только сейчас! На самом деле, я женщина. Я это сейчас понял. Я женщина, и жизнь моя обрела смысл и краски! Спасибо вам!!!

В честь такого случая я накатил себе полстакана коньяка. Это хуже, чем хороший итальянский кофе, но намного лучше, чем осознать себя женщиной, да ещё на старости лет в непопулярном возрасте. Сегодня я совершил непростительную ошибку, но я помог человеку. Кроме того, мне повезло: женщиной оказался он, а не я. За это однозначно стоило выпить.

Продолжение: Байки бывшего психолога. Байка 14.